Экономика свободного ПО: ландшафт и правила

Руслан Шевченко, Киев, ГрадСофт

http://www.gradsoft.ua



Введение

Добрый день, уважаемые дамы и господа.

Свободное ПО, безусловно, поменяло ландшафт и правила игры в области разработки. Мы произведем попытку экономического анализа сложившейся экосистемы, выделим основные процессы, которые определяют и изменяют эту игру, и точки, откуда появляются и куда исчезают ресурсы. Полученные результаты будут не совсем очевидны.

Зачем — ну, нам, как активным участникам экосистемы, это интересно. Еще, наверное, надо сделать аксиологическую оговорку: дискуссии вокруг свободного ПО часто сводятся к выражению предпочтений участников - кто-то считает, что такая модель самая лучшая, кто-то нет, кто-то трансформирует cуществование бесплатного текстового редактора в крестовой поход против так называемого «пропиертарного» ПО. Мы будет держаться в стороне от подобного подхода: аксиологические утверждения просто не относятся к содержательным. Хорош или плох закон всемирного тяготения — ну, если на вас яблоко упало, то хорош, а если кирпич — то не очень.



Основные механизмы

Наконец — содержательная часть. Когда мы говорим о рынке свободного ПО (уже оксюрмон ?), какие характеристики приходят первыми на ум? Лично у меня две — относительно большая стоимость разработки и нулевая стоимость тиражирования. Из нулевой стоимости иногда ошибочно делают вывод о бесконечно малой стоимости одной копии: это часто не так, так как объем рынка конечен, а довольно часто — очень мал.

Когда говорят об экономике свободного ПО, то для объяснения феномена его финансирования, как правило, приводят эссе Эрика Раймонда "Волшебный Котел" [1], где утверждается, что оперирование стоимостью программы в принципе неверно, так как 90% разработки — это разработка на заказ (сервис), а традиционная модель продаж коробочного ПО - это 10% рынка. Интересно — насколько эти цифры справедливы ? Тут еще следует спросить — а насколько справелива сама абстракция единого рынка ПО ? Рынок состоит из разных сегментов, в каждом из которых свои тенденции. Соответствующее исследование по общему объему рынка проводилось в [2], по состоянию на 2006 год: доля коробочного ПО (в денежном объеме IT рынка) составляла около 19% в ЕС и 16% в США; разработка на заказ — 52% рынка ЕС (47% — США) и разработка «для себя» -- это оставшиеся 29% (ЕС) и 43% для США. То есть рынок программ, которые продаются, приблизительно в два раза больше, чем у Раймонда. В секторе корпоративных программ есть данные Gather за 2008 г. - там доля рынка покупного ПО уже около 30%, и она постепеннно повышается за счет заказного. То есть картина уже радикально отличается от описанной в манифесте.

В целом, в индустрии корпоративного программного обеспечения наблюдаются три потока изменения структуры стоимости:

Фактически, мы имеем некоторое соотношение этих процессов, зависящее от деталей ситуации на соответствующем сегменте рынка. Нас будет интересовать при этом положение разработчика открытого ПО.

Первое, что заметно, переход к открытому ПО - это процесс снижения стоимости существующей разработки, а не создания новой стоимости. Можно предположить, что чем дальше от источника денег (клиентов) и ближе к инфраструктуре - тем больше будет открытого ПО, а чем ближе к конечному клиенту — тем меньше. Практика это подтверждает наличие бесплатной инфраструктуры - это скорее правило, а наличие бесплатного бизнес-приложения — скорее исключение.

Второй известный факт — финансирование свободного ПО инфраструктуры воспроизводит ситуацию, известную в теории игр как «трагедия общин» [3]: фирма, которая больше вкладывает в разработку, проигрывает, так как использовать эту разработку могут все желающие, не возвращая ничего взамен. В условиях конкуренции этот же факт можно проинтерпретировать как «первый проигрывает» -- если вы создаете пакет общего пользования, то даже в случае его адаптации участниками рынка вы, скорее всего, будете нести издержки администрирования без какой-то прямой платы взамен.

Хорошо, а что вы получаете вместо денег ? Возможно, внимание. Которое можно конвертировать обратно в деньги либо предлагая дополнительные продукты и услуги, либо поднимая цены за счет репутации [4]. Я не буду перечислять подробности возможных бизнес-моделей: есть классические работы [1] [5], тем более, что в 2002 году на OSDN 2002 я их перечислял в приложении к местным реалиям [6] -- с тех пор мало что изменилось.

Вместо этого обратим внимание на следующие факты: КПД конвертации внимания в деньги составляет, как правило, менее одного процента. Строение рынков внимания существенно отличается от строения традиционных рынков — они построенны не по модели равноценного обмена ресурсами, а скорее по модели «победитель получает все» с крайне неравномерным распределением доходов. Такие рынки называют еще «Голливудскими»[7] , по аналогии с рынком актерского труда, где основная масса актеров получает доходы от актерской деятельности ниже прожиточного минимума, а топ 10 из этого списка получают миллионные гонорары. Основные факторы конкуренции на рынке подобного типа также являются не техническими, а связанными с видимостью продукта и его распостраненностью.

Мне кажется, что для людей, которые просто хотят писать программы и получать за это деньги, перспектива работы на рынке такого типа - это не самая приятная новость.

С другой стороны — препятствовать такой эволюции более или менее бесполезно: как показано в [8], стратегия конвертации доступной части рынка в commodity является единственной разумной стратегией для аутсайдера; таким образом, если какая-то функциональность стала доступной всем, то надо просто признать, что эта функциональность сама по себе перестала быть ценностью и идти дальше, то есть разрабатывать что-то такое, что станет общим местом довольно нескоро

Точка зрения производителя «пропиертарного» ПО

Как известно, я представляю продуктовую софтверную компанию, которая продает и разрабатывает программное обеспечение.

Соответственно, для себя мы выработали некоторый набор принципов использования/конкуренции с решениями на основе открытых исходных кодов, которые я хочу привести:

  1. Инфраструктурное обеспечение мы с самого начала разрабатываем в режиме открытых исходных кодов. Как следствие этого подхода, все продукты для разработчиков у нас открыты. Это около 10-ти проектов, некоторые из них мы поддерживаем в течение более чем десяти лет.

  2. Тот слой, который мы, собственно, держим у себя, должен быть максимально тонким, с одной стороны, однако с другой стороны -- достаточным для заметной дифференциации от суммы компонент.

  3. У наших пользователей есть доступ для чтения к репозиторию исходных кодов (за отдельную небольшую плату) и право на их использование и изменение внутри своей организации.

  4. Мы организовываем внутреннюю документацию и коррекцию архитектуры в пределах бюджета поддержки, существующего как раз потому, что наш продукт не бесплатный.

Первые два пункта предохраняют нас от замыкания в своей инфраструктуре и дают нам понимание — а что действительно мы разрабатываем; третий - нейтрализует преимущества свободного ПО в области рисков пользователя, а последний дает нам преимущество в темпах развития над open source: в отличие от модели, где клиент платит за доработку OSS решений, мы оплачиваем не только то, что нужно клиенту, но и то, что нужно для развития продукта в дальнейшем. Таким образом, разница в качестве (или функциональности) между нами и ближайшим бесплатным аналогом все время увеличивается.

Другой вопрос — всегда ли нужна эта разница нашим потенциальным клиентам ?

Точка зрения производителя «свободного» ПО

Как известно, я представляю софтверную компанию, которая активно использует и разрабатывает открытое програмное обеспечение.

На основании полученого опыта можно сказать, что сам по себе пакет кода с документацией не представляет никакого коммерческого интереса без механизма извлечения прибыли. Таким механизмом для нас является, в основном, снижение стоимости владения зависящих програм. Это действительно работает, иногда неожиданно. Попытки построить другие бизнес-модели вокруг бесплатного програмного обеспечения пока не приносят постоянных заметных результатов, хотя единичные успехи есть. Также очевидно, что основной движущей силой при разработке проектов с открытым исходным кодом являются не бизнес-соображения, а что-то совсем другое.

Можно ли что-то улучшить:

Нетрудно видеть, что существующий механизм «отрицательной стоимости» свободного ПО ведет к недофинансированию его развития и отсуствию инноваций. Если вернуться к метафоре «трагедии общин», то действительно — люди склонны недооценивать свое использование «общего блага». Есть мнение, что сам институт частной собственности возник как реакция на истощение общей территории. Как история, так и экономика указывает на три возможных некризисных решения ситуации:

В приложении к ситуации с программным обеспечением, перераспределение через налоги — это государственное финансирование разработок с открытыми кодами. В большинстве стран Запада этот механизм есть и работает через научные институты. Собственно, так инновации перетекают в инфраструктуру. Может, лет через десять подобное будет и у нас.

Саморегулирование на основе социального договора — это когда пользователи сервиса возвращают что-то взамен. Наверное, к этому можно отнести акции типа Goodle Summer of Code. Теория нам говорит, что такое саморегулирование эффективно только в небольших группах и, вобще говоря, не обязательно.

Огораживание территории и взимание платы за вход — переход к модели платного распространения. В принципе можно представить, как совместить дух открытого ПО и обязательные платежи, создав нечто вроде аналога парка с небольшой платой за вход. Это может выглядеть, скажем, как наша программа Sourcе Connection: обязательная годовая подписка за какие-то совсем микроскопические деньги.

Выводы:

Применение и разработка ПО с открытым кодом эффективно не само по себе, а только как часть смешанной стратегии, как правило, направленной на понижение издержек другого бизнес-процесса. Конкуренция между программами с открытым кодом существует по законам, характерным для «экономики внимания», при этом КПД конвертации внимания в деньги очень низок. В большинстве сегментов рынка ПО не существует прямой конкуренции платных и бесплатных программ, скорее можно говорить о согласованном процессе расширения функциональности и фактическом исчезновении рынка при его коммодизации. Может быть, «открытость» и «бесплатность» все-таки не синонимы ?



Литература

1: Eric S. Raymond,, The Magic Cauldron, 1999

2: Rishab Aiyer Ghosh, Economic impact of Open Source Software on Innovation and the competitivenes of the ICT sector in EU, 2006

3: Garret Hander, The Tragedy of Commons, 1968

4: Il-Horn Hann and others, Economic Returns to Open Source Participation: A Panel Data Analysis,

5: Bruce Perens, The Emerging Economic Paradigm of Open Source, 2005

6: Руслан Шевченко, ,

7: Steven Levitt and Stephen J. Dubner, Freakonomics, 2005

8: Dirk Riehle, The Economic Motivation of Open Source Software: Stakeholder perspectives, 2007